16 ноября 2019 г.
Карта
сайта
Контакты

Ничего, кроме убытков: исполнился год, как Россия вступила в ВТО

Исполнился год, как Россия вступила в ВТО: первые итоги после присоединения сравнивают с последствиями бомбежки. Об этом на КМ.Ру пишет Игорь Орлов. Предлагаем читателям ИА "Амител" ознакомиться с его статьей.
Пока не поздно, нужно бежать из Всемирной торговой организации. Примерно такое настроение было у большинства депутатов и предпринимателей, собравшихся на круглый стол в Госдуме для обсуждения последствий присоединения России к ВТО. "Пытаться бороться бессмысленно: что может сделать слон, оказавшийся в реке, кишащей пираньями? Если он вовремя не выберется, его просто съедят", – заявил в кулуарах мероприятия один из участников. И хотя пример излишне экзотический, он точно отражает сегодняшнее положение России.
Представители реального сектора экономики еще до вступления в ВТО обращали внимание на кабальные условия присоединения. Многих смущали снижение, а в ряде случаев обнуление таможенных пошлин и отсутствие достойной господдержки в виде субсидий. Тогда не вняли. Год спустя из 2000 ограничений, введенных для России, сняты только 4. "У нас нет юристов, которые могли бы защищать права России в рамках участия во Всемирной торговой организации", – рассказал президент промышленного союза "Новое содружество" Константин Бабкин, добавив, что минимум миллион долларов нужны только для того, чтобы в нами в Женеве начали разговаривать.
Еще более настораживающе выглядит официальная статистика: за год жизни в ВТО экономика страны сократилась на 9%. "Легко посчитать, сколько нам осталось, если каждый год мы будем терять почти десятую часть", – говорит Константин Бабкин. – Только за первые четыре месяца года падение в металлургической отрасли составило 9%, в сельском и лесном хозяйствах – 6%, производство машин упало на 8%".
По его словам, потери экономики от экспорта за тот же период составили 223 миллиарда рублей. "В целом недополучение дохода бюджета от внешнеэкономической деятельности составило 507,7 миллиарда рублей, – рассказал Константин Бабкин. – Одновременно темп роста потребительских цен увеличился примерно в два раза".
Падение производства коснулось практически всех отраслей. Так, на 30% упало производство молока. Причина – увеличение импорта пальмового масла. "Мы покупаем в пакетах не молоко, а выжимку из древесины пальмы", – рассказал председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко.
Импорт, напротив, вырос повсеместно. По данным таможни, за период с сентября 2012 по апрель 2013 года по сравнению с аналогичным периодом годом раньше импорт машинооборудования вырос на 3,2 миллиарда долларов, медикаментов – на 713 миллионов долларов, мяса свежего и мороженого – на 391 миллион долларов, одежды – на 321 миллион долларов, рыбы свежей – на 111 миллионов долларов.
"Таможенная статистика сильно отличается от реальной, – говорит президент автономной некоммерческой организации "Модернизация" Александр Чуев. – У ВТО цифры в два – два с половиной раза выше. Это значит, что часть товара идет в обход легальных путей".
Впрочем, есть и глубинные опасности, которые не выразишь в цифрах. По словам эксперта АЦ "ВТО-Информ" Александры Ждановской, риски есть не только для производства, но и для социального государства в целом. Речь идет о дополнительном соглашении в рамках Генерального соглашения по торговле и услугам. Этот документ подписывают все страны-участницы, и он подразумевает, что социальные блага (образование, здравоохранение, транспорт и культура) переводятся в разряд услуг, то есть приобретают рыночный характер. Это означает, что доступ к ним должен быть открыт для всех игроков. Другими словами, деньги, которые наше государство выделяет школам и больницам, будут восприниматься ВТО как субсидия, а это нарушение прав других членов ВТО. "Стоит обратить внимание на то, что требования в рамках дополнительного соглашения являются результатом переговоров членов ВТО и нигде не публикуются, все решается за закрытыми дверями. Мы и глазом не успеем моргнуть, как потеряем статус социального государства", – поясняет эксперт.
В отношении выхода из сложившейся ситуации мнения участников разделились. "У ВТО нет единых правил функционирования, нет единой мировой конституции: для каждой страны эти правила индивидуальны. Если нам невыгодно оставаться в этой организации, если это вредит сельскому хозяйству, экономике в целом, то не нужно оставаться в этой организации", – считает Константин Бабкин.
Иного мнения придерживается директор Института экономики РАН Руслан Гринберг: "У нас нет иной альтернативы, кроме как оставаться в ВТО и бороться за изменения правил, которые нам не нравятся. Наша задача в том, чтобы в рамках Торгового союза попытаться сформировать единую индустриальную политику и проводить ее в жизнь, считаясь с существующими запретами и использовать все возможности, которые нам этим членством предоставляются".
Впрочем, другие участники уверены, что плачевное состояние, в котором находится отечественная экономика, – это внутренние проблемы. "ВТО – это лишь лакмусовая бумажка, которая обнажила проблемы внутренней государственной политики, – говорит президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский. – Власти протекционистски настроены в отношении бюджетообразующих отраслей: имеются в виду ТЭК и таможня. В отношении всех остальных действует антипротекционистская политика".
Так или иначе, скорее всего, результаты обсуждения так и останутся в протоколе круглого стола. На мероприятии не было ни одного представителя правительства или Минэкономразвития. "ВТО выгодна тем, кто хочет купить "роллс-ройс", а тем, кто хочет купить дешевого молока, – нет, но их интересы не в счет", – резюмировал профессор МГУ Александр Бузгалин, и очень похоже, что он прав.