16 ноября 2019 г.
Карта
сайта
Контакты

Бизнесу прощают старые грехи

Осужденные за экономические преступления, но амнистированные предприниматели имеют шанс начать дело с нуля
В течение полугода частный сектор российской экономики может быть серьезно укреплен за счет амнистированных бизнесменов. Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов считает, что речь идет о тысячах осужденных и находящихся под следствием. Многие из них обладают опытом и способностями вести свое дело. Вопрос лишь в том, насколько экономическая амнистия убедит их в искренности стремления власти выстраивать равноправные отношения с предпринимательским сообществом.
«Те, кто осужден и был лишен возможности заниматься бизнесом, десять раз подумают, заниматься ли предпринимательством, вспоминая ту жуть, которую пережили. Но у кого есть предпринимательская жилка, они после освобождения могут начать с нуля. Надеюсь, в России, а не за границей», – подчеркнул вчера Титов на первой после начала действия амнистии пресс-конференции «Экономическая амнистия: общественный контроль».
Бизнес-омбудсмен признал очевидное – результаты пока скромные. Действительно, на свободу с чистой совестью пока вышли всего 13 человек, в то время как только в местах не столь отдаленных сегодня находится 13,6 тыс. бизнесменов, осужденных за экономические преступления. Еще большее число находится под следствием.
Отсюда вывод – основная работа еще впереди и продлится она гораздо дольше шестимесячного срока, определенного Госдумой. Свою миссию Титов видит в контроле за тем, как проводится амнистия, кому дают прощение, а кому и по каким причинам нет.
Напомним, Госдума месяц назад приняла постановление, в соответствии с которым освобождаются от наказания в виде лишения свободы впервые осужденные или привлеченные по 27 статьям Уголовного кодекса. Например, осужденные за нарушение авторских и смежных прав, за нарушение изобретательских и патентных прав, за мошенничество в сфере кредитования и предпринимательской деятельности, за незаконное предпринимательство, приобретение, хранение, сбыт немаркированных товаров и продукции и т.д.
Судьбы конкретных людей, у которых теперь есть реальный шанс вернуться к нормальной жизни, безусловно, президентскому уполномоченному важны. Но он мыслит и более широкими категориями, когда говорит о том, что экономические амнистии в мире вообще как таковые не объявляются. То, что происходит в России – это признание властью ошибок прошлого, в частности, что бизнес не был в достаточной степени защищен.
Зампред думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Олег Денисенко подчеркнул: амнистия – исключительное право Госдумы, и часто она объявляться не может. Так что нынешняя экономическая амнистия – настоящее событие. Процесс этот будет долгим, хотя есть желание ускориться.
Одним из итогов, убежден Денисенко, должны стать новые законодательные инициативы, направленные на улучшение условий ведения бизнеса.
Впрочем, оценки и ожидания предпринимателей куда более сдержанны, чем политиков и чиновников. «Я пока не вижу амнистии, потому что лично знаю двух бизнесменов, которые сидят по «экономическим» статьям», – говорит президент промышленного союза «Новое Содружество», совладелец завода «Ростсельмаш» Константин Бабкин.
«Большого эффекта в масштабах страны от экономической амнистии ожидать не приходится. На свободу выйдут всего несколько тысяч человек. О повышении доверия, деловой активности и об улучшении инвестклимата можно говорить в случае превентивных мер по либерализации законодательства: когда, к примеру, по определенному экономическому преступлению меру пресечения в виде лишения свободы заменяют на штраф или декриминализируют определенную статью, выводя ее из УК», – отмечает руководитель нижегородского представительства компании «Яковлев и Партнеры» Татьяна Кормилицына.
Она напомнила и о другом нюансе – амнистия не считается реабилитирующим основанием. То есть человек выходит, потому что освобождается от дальнейшего несения наказания, но не может быть назван оправданным или невиновным. В данном случае амнистию можно воспринимать как средство пополнения бюджета, предположила Кормилицына. Ведь обязательным условием освобождения обозначено то, что виновный должен погасить причиненный ущерб потерпевшему. В случае экономических преступлений потерпевший, как правило, – государство.

<< Вернуться Независимая Газета