6 декабря 2019 г.
Карта
сайта
Контакты

Мина замедленного действия

Вступление в ВТО обернется для России большими потерями.
Когда в августе прошлого года Россия, наконец, присоединилась к ВТО после почти двадцати лет переговоров, надежды чиновников на эту организацию были самыми радужными. Но они не оправдались. Как заявил министр торговли Евразийской экономической комиссии Андрей Слепнев, годовой эффект от вступления в ВТО оказался нулевым для России из-за ослабления рубля и нестабильности глобальной экономики. Однако большинство экспертов указывает не на ноль, а на большие потери отраслей народного хозяйства. И никто не ожидает каких-либо преимуществ в будущем.
Обещанного улучшения инвестиционного климата после вступления в ВТО так и не произошло: только в первом полугодии компаниями и банками из страны было вывезено свыше 38,4 млрд. долларов, это 71% суммарного вывоза капитала по итогам всего 2012 года (53,8 млрд. долларов). Власти обещали гражданам, что после вступления в ВТО в России повысится конкуренция и не будет столь высокой инфляция, а цены на потребительские товары даже снизятся. Но инфляция снова пошла в гору – каждый из нас ощущает это на собственном кошельке.
По словам Слепнева, причина в том, что в результате вступления в ВТО в прошлом году уровень тарифов был снижен на 1,5%, однако ослабление рубля составило 10%, и в нынешнем году повторяется та же ситуация. По его мнению, именно в связи с этим серьезного снижения цен от присоединения страны к организации не произошло. К тому же, не стоит ожидать резких положительных или отрицательных изменений от вступления в ВТО всего за один год, считает чиновник.
Однако промышленники, аграрии и бизнесмены отмечают, что после вступления России в ВТО им практически невозможно выжить. В результате снижения таможенных пошлин полки магазинов заполонили товары зарубежного производства, которые субсидированы иностранными государствами. Наш же производитель и хотел бы заниматься производством, но не имеет возможности получить субсидии – поддержку от государства. Результат печален: потребитель не выиграл, так как ритейл съел весь куш от сниженных пошлин. В сфере продовольственных товаров и без того напичканный зарубежными продуктами рынок стал еще более небезопасным для здоровья, так как дешевые импортные продукты чаще всего оказываются очень низкого качества, говорят эксперты аналитического центра "ВТО-информ".
"По моим данным, реального улучшения условий для нашего экспорта не произошло, потому что были сняты лишь четыре из более чем двух тысяч запретительных условий", – рассказал Московскому экономическому форуму первый зампред комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Михаил Емельянов. По его мнению, не стоит питать иллюзий, что и в будущем мы получим от ВТО на действующих условиях что-то позитивное. Напротив, инвестиционный климат ухудшается, при этом правительство за этот год так и не представило в Госдуму законопроекты, способные изменить ситуацию.
Последствия присоединения России к ВТО без должной подготовки и на заведомо кабальных условиях были вполне предсказуемы, считает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. И они уже есть: торможение экономического роста до 1,6% в первом и до 1,2% вовтором квартале этого года, переход от 12-процентного инвестиционного роста к спаду, стагнация промышленности и резкое усиление бегства капитала – ведь в страну идут либо товары, либо инвестиции. Обо всем этом многократно предупреждали российских реформаторов.
Власти связывают замедление темпов роста экономики не с ВТО, а с ситуацией в мировой экономике. Но давайте посмотрим, что произошло с ценами на нефть – основной продукт российского экспорта. В июле 2012 года она стоила на мировом рынке 95 долларов за баррель, а в августе 2013-го – 110 долларов. При такой цене нефти в России все должно было быть нормально, так почему же снижается ВВП? Кроме этого есть еще одна важная цифра: во сколько обходится российскому бюджету членство в ВТО.
К примеру, снижение пошлин обошлось бюджету в весьма серьезную сумму. Аналитики "ВТО-Информ" в прошлом году оценили потери в 300 млрд. рублей ежегодно, Минэкономразвития называло цифру еще больше – 445 млрд. рублей. И все нынешние предложения Минфина увеличить расходную часть бюджета за счет отказа от материнского капитала, снижения роста пенсий, повышения страховых взносов для малых предприятий – это следствие тех обязательств, которые взяла на себя Россия. Если бы мы не взяли на себя эти обязательства год назад, у нас в бюджете было бы дополнительно 0,5 трлн. рублей, а теперь мы будем терять такую сумму ежегодно, считает Делягин.
По его словам, Россия – единственный член "большой двадцатки", который в условиях мирового кризиса не только не усилил протекционистской защиты своей экономики, но еще и существенно снизил ее. Получается, что одним членам ВТО можно защищать свой рынок, а другим нельзя? Сейчас в Европе пошлина на ввоз российского зерна составляет около 140 евро за тонну, таким образом, запретительный барьер составляет примерно 100% его стоимости. Россия же после вступления в ВТО снизила размеры пошлин на ввоз по десяткам разных позиций. Сегодня половину продовольствия мы привозим из-за рубежа, и это только по официальным данным. Кроме того, Россия не может финансово поддерживать экспорт, хотя другие страны тратят на это миллиарды долларов.
В результате происходит ослабление национальной валюты, а также дестабилизация отечественной экономики, так как других способов поддержки хозяйства в условиях ВТО, при отсутствии нужного количества специалистов необходимой квалификации, нет. При этом наибольший ущерб понесли сельхозмашиностроение и свиноводство, где рентабельность лучших, самых современных комплексов упала с 30% до 10%, доходность модернизированных – около нуля, а не модернизированные комплексы и, главное, личные подсобные хозяйства населения вообще стали убыточными, что грозит социальными проблемами.
Снижение таможенных пошлин привело к засилью на российском рынке ввозимого сырья и падению цен, говорит зампред комитета Госдумы по аграрным вопросам Сергей Доронин. По его информации, отечественные сельхозпроизводители только в свиноводстве понесли убытки в размере 50 млрд. рублей, в то время как государство оказывает отрасли поддержку в размере всего лишь 5,7 млрд. рублей – в 10 раз меньше. В результате выгоду от вступления в ВТО пока получили лишь крупные свиноводческие холдинги, которые были созданы в рамках национального проекта развития АПК, потому что в течение следующего года мелкие и средние игроки уйдут с рынка. Но, по мнению Доронина, и им это выйдет боком: "После того, как умрут наши свиноводческие комплексы и молочные фермы, замещение произойдет за счет ввоза продукции из-за рубежа".
Не лучше обстоят дела и в сельхозмашиностроении. По данным президента промышленного союза "Новое Содружество", сопредседателя МЭФ Константина Бабкина, европейский рынок сельхозмашин по итогам первых пяти месяцев текущего года демонстрирует рост на 7%. При этом рынок тракторов и комбайнов в Канаде вырос на 7% и 38% соответственно, в США – на 13% и 52%. В России же отгрузка тракторов упала на 13%, а комбайнов – на 39%. По оценкам экспертов, глобальный рынок сельскохозяйственной техники в 2013 году продемонстрирует рост на уровне 5%, а российский рынок упадет на 10-15%.
Однако главный удар впереди, когда против России в полной мере начнут применять неизвестные нашим бизнесменам механизмы ведения торговых споров, уверен Делягин. Россия обречена проигрывать основную часть этих споров только потому, что за 13 лет не удосужилась подготовить нужное количество квалифицированных юристов и маркетологов, и просто объяснить бизнесу новые правила игры. Дело еще и в самих методах ведения споров: как подметил нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, большинство споров развитых стран с неразвитыми в рамках ВТО выигрывают первые.
"ВТО для России сегодня – это мина замедленного действия", – говорит вице-президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. На сегодняшний день даже самый оптимистично настроенный эксперт не скажет, какие преимущества наша страна может иметь в ближайшем и обозримом будущем от вступления в ВТО. Вывод здесь однозначен: нужно кардинально менять экономическую политику страны.

<< Вернуться Новая Политика