17 ноября 2019 г.
Карта
сайта
Контакты

Владимир Репин, руководитель Управления Федеральной налоговой службы России по Омской области: «Падение собственных налоговых доходов бюджета Омской области — это миф. Доходы региона растут с 2010 года достаточно высокими темпами»

В минувший четверг, 24 октября, в гостях у творческого коллектива "Коммерческих вестей" уже второй раз побывал главный налоговик Омской области. И опять Владимир Репин, задержавшийся на редакционной кухне на два с половиной часа, охотно отвечал на любые вопросы журналистов.
Предлагаем вниманию читателей "Коммерческих вестей" фрагмент из этих "кухонных посиделок".
 - Владимир Валерьевич, в последнее время много говорилось о тяжелом положении с областным бюджетом, и даже некоторые комментарии были по поводу вероятности банкротства Омской области. А вы, как специалист в этой сфере, как относитесь ко всем этим разговорам о возможном банкротстве области? И как относитесь, кстати, к увеличению долговой нагрузки на бюджет?
 - Сразу хочу сказать, что падение собственных налоговых доходов бюджета Омской области - это миф. Ответственно заявляю: собственные доходы региона растут с 2010 года, причем достаточно высокими темпами. И 2013 год - не исключение. Областной бюджет за 9 месяцев 2013 года увеличился в доходной части по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 1,6 млрд. рублей. Сильный рост произошел в 2010-2011 годах, когда экономика выходила из кризиса.
 В текущем году рост наблюдается по всем видам налогов, кроме налога на прибыль. И еще по акцизам движение идет неравномерное. По акцизу на нефть по результатам 9 месяцев 2013 года - небольшое снижение. По акцизу на алкоголь - снижение. По акцизу на пиво - рост. Все эти изменения мы в прошлом году прогнозировали. И наш прогноз по 2013 году, как показала практика, оказался достаточно точным. Если говорить о бюджете на 2014 год, то это будет, конечно, жесткий бюджет, и губернатор об этом говорит прямо, но далеко не бюджет выживания. Могу привести простой пример. В бюджете 2014 года все затраты на фонд оплаты труда бюджетной сферы составят примерно 27 млрд. рублей. А собственные налоговые доходы областного бюджета, по нашему совместному прогнозу с областным Минфином, составят в будущем году 46-47 млрд. рублей. То есть на решение самых важных социальных задач средств бюджета хватит в любом случае.
 Теперь о долгах и банкротстве. Конечно, жить в долг - это всегда плохо. И не важно, семьи ли это касается, предприятия или всего региона в целом. Долги никого не красят. Но когда мы говорим о долговых обязательствах бюджета, давайте не будем забывать, что они очень жестко регулируются Бюджетным кодексом РФ. Да, имеет место быть ситуация с ростом долговых обязательств Омской области. Да, планируется, что в 2014 году областной долг достигнет предельного уровня. Но ситуация, на мой взгляд, не катастрофичная. Она управляемая. Главное - понимать, на какие именно цели производятся заимствования. Занимать, чтобы проесть, - это опасно.
Занимать, чтобы увеличить в дальнейшем налоговую базу, - это вполне нормально.
 - Сколько времени может пройти, когда ситуация, которая казалась вроде бы управляемой, становится вдруг катастрофичной?
 - На мой взгляд, этого в принципе не может случиться, потому что это напрямую запрещено Бюджетным кодексом. При принятии нормативного акта, противоречащего Бюджетному кодексу РФ, прокуратура должна будет немедленно отреагировать.
 - Недавно прошла новость по поводу перерегистрации из Новосибирска в Омск ОАО "ТГК-11". Какая будет польза областному бюджету? Цифры звучат совершенно разные...
 - Я тоже читал массу комментариев по этому поводу. Мы пока не видели отчетности ТГК-11, поскольку эта компания еще не встала к нам на налоговый учет, и нельзя точно сказать, что именно получит областной бюджет. В любом случае приход крупного предприятия в регион - это хороший знак. Но в части увеличения налоговых поступлений я очень сдержанный оптимист. По очень простой причине. При перерегистрации юридического лица, имеющего филиалы в регионах, ничего по сути не меняется. Налог на имущество, земельный налог, НДФЛ филиалы продолжают платить в регионах. Изменения коснутся только налога на прибыль самой головной конторы. А если у головной конторы общий убыток от деятельности всех филиалов, то это совсем не хорошо. А у всех ресурсных организаций, как показывает практика, часто бывают огромные убытки.
 - То есть такой вариант, как "привести кого-нибудь", не всегда положительно влияет на итоговый финансовый результат?
 - "Привести кого-нибудь" - это очень тонкий механизм. Как привести? С какими долгами? Все это нужно считать заранее. Чаще это бывает не экономика, а политика. В конце прошлого года, например, в Омскую область привели одно предприятие. В итоге мы получили минусом несколько сотен миллионов рублей НДС, а плюсом-всего ничего. Разве это экономика? Если нужны дополнительные доходы в бюджет, то надо наводить у себя в регионе порядок с землей, с объектами недвижимости. И все эти мероприятия нужно делать сегодня, чтобы получить эффект через несколько лет. Надо заниматься своей налоговой базой.
 - Раньше говорили, что доходная часть областного бюджета возрастет после создания консолидированных групп налогоплательщиков. Сколько у нас в регионе таких консолидированных групп присутствует?
 - Всего консолидированных групп налогоплательщиков у нас в Омской области зарегистрировано восемь. Называть их мы не имеем права, согласно Налоговому кодексу РФ эта информация подпадает под понятие налоговой тайны. Фактически мы не имеем права раскрывать вообще никакой информации, касающейся консолидированных групп. Но результаты от их создания действительно есть. После создания консолидированной группы "Газпром нефть" отчисления в территориальный бюджет увеличились на весьма значительную, на мой взгляд, сумму. Проблема только в том, что закон не обязывает включать в консолидированную группу все предприятия холдингов, работающие на территории региона. Они сами выбирают, какие именно предприятия войдут в группу, а какие не войдут. Вот если бы в консолидированную группу вошли все предприятия "Газпром нефти", которые работают в регионе, тогда результат для регионального бюджета был бы совсем другой.
 - В общем, все дорогим ведут к Омскому НПЗ. Получается, что только одно предприятие может спасти региональный бюджет?
 - А это уже другая тема. Но тоже важная, на мой взгляд. Что вообще представляет собой экономика Омской области? Что мы увидим, если посмотрим на наш список крупнейших налогоплательщиков? Мы увидим, что первые 10 предприятий из списка формируют до 70% доходной части консолидированного бюджета. И в этих 70% весьма высока доля ОНПЗ. Достаточно весомы доли производителей пива и крепкого алкоголя. Все остальные - по нисходящей.
 - Размер налоговых отчислений крупнейших предприятий - это тоже тайна?
 - Скажем так: мы не имеем права раскрывать такую информацию без письменного разрешения налогоплательщика. Действительно, многие предприятия не скрывают объем налоговых отчислений. И открыто публикуют эту информацию. На мой взгляд, это нормально. И я бы хотел, кстати, через вашу газету обратиться к крупнейшим налогоплательщикам региона: дайте, пожалуйста, налоговой службе официальное разрешение раскрывать информацию о ваших налоговых платежах. На самом деле, если у предприятия все абсолютно прозрачно, то почему бы налоговой службе один раз в квартал не публиковать эти цифры для общества?
 - Не совсем понятна ситуация с бюджетом города Омска. Городская власть уверяет, что бюджет будет и дальше снижаться. Это так?
 - Это ведь сейчас открыто признается и дискутируется. По нашему мнению, проблема больше не в налоговой базе, а в межбюджетных отношениях.
Надо четко понимать, что происходит и с расходной частью городского бюджета. Когда говорят: у нас когда-то был такой-то бюджет, а теперь стал такой-то, - это очень некорректное сравнение. За это время муниципальное здравоохранение и соцзащита, к примеру, ушли в областной бюджет. В будущем году перейдет туда и дошкольное образование. Социальных функций у города становится с каждым годом все меньше и меньше. Хорошо это или нет - это другой вопрос. На него пусть отвечают другие люди. Я лишь говорю о том, что нагрузка на городской бюджет снижается.
 Кстати, вы помните, каким был основной посыл, когда изменяли размер кадастровой стоимости земли, в результате которого город Омск потерял в бюджете 2,3 млрд. рублей? Это снижение позиционировалось как послабление предпринимателям, которые постоянно жаловались, что им не дают развиваться, душат их налогами. Давая такое послабление, государство имело право надеяться, что у омских предпринимателей начнут расти основные фонды. Или хотя бы начнет расти зарплата и, следовательно, возрастет НДФЛ.
А что мы видим? В 2013 году прогнозируемый рост НДФЛ в пределах всего 9,2%. Никакого скачка не произошло. Никто не рванул вверх в части оплаты труда. Ничего не изменилось и с точки зрения налога на прибыль. Не увеличился налог на имущество. То есть никто не построил никаких новых производственных объектов. Попросту говоря, эти сэкономленные предпринимателями 2,3 млрд. рублей вообще не пришли в экономику города.
 - И куда они делись?
 - Вот это главный вопрос. Если бы произошло увеличение доходов владельцев бизнесов легально, через те же дивиденды, мы бы это сразу увидели в декларациях 3-НДФЛ. Значит, очень высока вероятность, что сэкономленные предпринимателями деньги мирно перекочевали через различные счета куда-то в более теплое место, чем Омская область. И когда мы будем подводить итоги по результатам 2013 года, обязательно укажем, что это налоговое послабление предпринимателям не сработало на пользу экономике города и региона. И в связи с этим хочу подискутировать заочно с депутатом Законодательного собрания Омской области Дмитрием Шадриным, открытое письмо которого недавно опубликовано в "KB". Дмитрий со ссылкой на опыт Флориды считает, что правильная политика в отношении малого бизнеса строится по формуле: "пусть работают, пусть крутятся, ничего от них не надо, лишь бы денег у государства не просили!". Я, как представитель государства, позволю себе не согласиться, что бизнес трогать нельзя, поскольку он создает эффективные рабочие места. А почему тогда бизнес не может обеспечить своих работников такими зарплатами, чтобы они не нуждались в государственной социальной сфере? Если бы работники частных предприятий могли бы платить полным рублем за общественный транспорт, услуги медицины и ЖКХ, могли платить за образование своих детей, то и вопросов бы никаких не возникало. Но всю социальную нагрузку бизнес почему-то сбрасывает на государство. А государство не может выполнять свои функции, не собирая налоги.
 - На наш взгляд, Шадрин пытается донести простую мысль: не надо требовать от предпринимателя всего сразу, дайте ему лет 10-15, чтобы он смог прочно встать на ноги. У государственных людей, похоже, не хватает терпения, чтобы устойчивый бизнес вырастить. Они следят за бизнесом каждый день. Только семена посеяли, и сразу хотят собирать урожай...
 - Количество индивидуальных предпринимателей, проверенных налоговыми органами за 9 месяцев 2013 года, - 0,08% от общей численности индивидуальных предпринимателей. Это к вопросу о том, как государственные органы следят за предпринимателями каждый день. Не следим. Проверяли их даже меньше, чем в прошлом году. И никто не душит предпринимателя налогами на следующий день после открытия предприятия. Практически все новые предприятия создаются сегодня за счет кредитных ресурсов. А когда используются кредитные ресурсы - это сразу убытки. В соответствии с Налоговым кодексом РФ, даже если предприятие работает прибыльно, в течение первых 10 лет предприниматель имеет возможность возвращать свои убытки, уменьшая налоговую базу по налогу на прибыль. В этом смысле мы всегда спорили с министерством экономики Омской области по поводу установления пониженных налоговых ставок. Мы не понимаем, зачем нужны пониженные ставки? Если предприятие намерено вкладывать средства в основные фонды, то оно и так будет уменьшать свои платежи налога на прибыль. А что касается пониженных ставок по налогу на имущество, то лучше, на наш взгляд, дать инвесторам честную льготу. Мы эту льготу хотя бы сможем потом проверить. А пониженную ставку - не сможем. Только при выездном контроле.
 - Помнится, профессор ОмГУ Александр Костюков критиковал за это же Александра Триппеля, когда тот возглавлял Минэкономики... Может, в консерватории что-то поменять?
 - а последнем заседании Законодательного собрания Омской области было принято решение создать рабочую группу, которая посмотрит практику применения этих законов. Губернатор поддержал эту идею. На самом деле мы давно предлагали вместо пониженной налоговой ставки принять закон об инвестиционном налоговом кредите. Закон принят, но почему-то он стоит. Ни одного договора нет.
 - А почему государство не хочет снять с работодателей обязанность по уплате НДФЛ? Тогда бы точно все встало на свои места. Если люди будут сами платить налоги с доходов, они станут более активно спрашивать с властей, на что именно тратятся их деньги...
 - Такая тема периодически обсуждается на разных уровнях, в том числе на уровне правительства. Последний пик дискуссий, если не ошибаюсь, был года полтора назад. Мое мнение таково: государство опасается, что если люди будут платить НДФЛ сами, то администрирование будет слишком сложным и громоздким. Попросту говоря, мы не соберем деньги. Так уж устроен человек.
И не только россиянин. Получив все деньги сразу, он их все сразу и потратит. У нас пока явно недостаточен уровень налоговой культуры.
 - На примере рынка аренды квартир это хорошо видно. Никто из собственников квартир не спешит делиться с государством своими дополнительными доходами. Казалось бы, что может быть проще. Получил доход, заполнил декларацию, заплатил НДФЛ. Но квартиры сдаются, а налогов не платит никто...
 - Если мы получаем данные об арендодателях от органов внутренних дел или от органов местного самоуправления, то мы приглашаем арендодателей на комиссию по легализации налогооблагаемой базы. Сложность еще в том, что нужно как минимум увидеть договор между арендатором и арендодателем. А такие договоры, как мы все понимаем, заключаются не всегда. Хотя варианты легализовать этот рынок и выяснить доходы арендодателей есть.
 Например, предлагается внести еще один налоговый вычет - для арендаторов жилой недвижимости. Человек, который снимал квартиру и потратил определенную сумму, обязательно захочет компенсировать часть понесенных затрат. А чтобы получить вычет, ему нужно будет предоставить в налоговый орган договор с арендодателем. И расписку о том, что он заплатил деньги в таком-то количестве. А когда мы будем иметь этот договор, сможем на законных основаниях задавать вопросы арендодателю о том, заплатил ли он с полученного дохода НДФЛ.
 - Когда можно будет получать информацию о ликвидируемых и реорганизуемых предприятиях? То есть не у посредников за деньги, а у налоговой службы и бесплатно...
 - Уже сейчас эта информация есть на сайте, в электронной услуге "Проверьте, не рискует ли ваш бизнес" можно посмотреть все это, но только по отдельно взятым налогоплательщикам. В целом служба движется в этом направлении. Надо сказать, в этом году приняты два федеральных закона, которые вносят принципиальные изменения и в Налоговый кодекс РФ, и в закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Сейчас у нас появилось больше оснований, например, для отказа от регистрации. Это та история с фирмами-однодневками, которые появлялись как грибы. Теперь мы имеем право проверить информацию, которую нам предоставили учредители.
 - Какие изменения внесены в Налоговый кодекс РФ?
 - Изменения, которые связаны с выполнением наших контрольных функций.
Некоторые из них уже вступили в силу, некоторые вступают позже. С 1 января 2014 года, например, все декларации по НДС будут приниматься налоговыми органами только в электронной форме. Это нужно для того, в частности, чтобы поставить точку в решении проблемы с незаконным возвратом НДС из бюджета. На мой взгляд, законодатель поставил точку и в вопросе о том, как и где налогоплательщик должен получать информацию от налоговой службы.
Раньше же у нас было как: не получал налогоплательщик письмо из налогового органа и ни о чем не беспокоился. И проверка у него не началась. А теперь налоговый орган не будет дожидаться, когда налогоплательщик получит письменное уведомление, отправленное на его юридический адрес. Не получил в течение шести дней - проблема налогоплательщика.
 - И даже если почта не доставила письмо в срок?
 - 99% решений о проведении выездной налоговой проверки вручается руководителю предприятия лично под роспись. И только в случае, если руководитель уклоняется от получения такого решения, мы направляем его заказным письмом. Напомню, законодательством РФ закреплено, что предпринимательская деятельность осуществляется предпринимателями на свой страх и риск. Меня критиковали, когда я в прошлый раз был у вас в гостях и сказал, что у предпринимателя должны быть две настольные книги - Налоговый кодекс РФ и Уголовный кодекс РФ. Так вот, отвечая на критику, я расширю, пожалуй, этот список настольных книг предпринимателя за счет еще двух книг - Конституции РФ и Гражданского кодекса РФ.
 - После вашего заявления о настольных книгах предприниматели действительно звонили в "KB" и высказывали свое возмущение. Один из звонивших, кстати, просил уточнить: а как вы относитесь к таким предпринимателям, у которых на столе в качестве настольных книг лежат "Семь законов корпорации "Крайслер" Роберта Лутца и "Морской орел" Джеймса Олдриджа?
 - В качестве настольных у предпринимателей могут быть любые книги, вопросов нет, просто те книги, о которых я говорил, пусть тоже лежат у них на столах. Они точно не помешают.
 - Недавно правительством принимались долгосрочные программы. После реализации каждой из программ, по словам министра экономики, увеличатся доходы бюджета на определенную сумму. Вы принимали участие в разработке этих программ?
 - Нет, не принимали. С Управлением ФНС России по Омской области ни одна из этих программ не согласовывалась. Налоговый потенциал ни одной из этих программ мы не оценивали, и я ничего по их поводу сказать не могу.
Когда эти программы будут приняты и официально опубликованы, наши специалисты их безусловно проанализируют. Откровенно говоря, мы даже не участвовали в разработке проекта социально-экономического развития Омской области на трехлетний период, который предполагает увеличение за три года налоговых поступлений на 9 млрд. рублей. Может быть, здесь имел место какой-то организационный недочет министерства экономики, но в прогнозе социально-экономического развития региона мнение налоговой службы впервые не было учтено, хотя нам, на самом деле, по этому поводу всегда есть что сказать. При этом с министерством финансов мы взаимодействуем плотно, у нас абсолютно выверенные взаимоотношения, а в этом году мы нашли еще больше точек соприкосновения. В этом году министерство финансов, формируя областной бюджет на 2014 год, впервые практически полностью учло наш прогноз по доходам.
 - Вы весной подняли неподъемную тему налогов от пассажирских перевозчиков. Мэрия провела совещание с участием владельцев маршруток, все громко подискутировали на эту тему, и на этом опять все затихло. А результат какой-то есть?
 - К сожалению, нет. Хочу ответственно заявить: мы не выполнили тех задач, которые поставили перед собой. По итогам 9 месяцев налоговые поступления не увеличились. Участники рынка пассажирских перевозок как платили мало, так и платят. Мы эту тему подняли, опубличили. Ваше издание отслеживает ее, причем четко и объективно. Я не берусь рассуждать, насколько качественнее стала услуга. Пусть это оценивают департамент транспорта и сами жители Омска, которые этой услугой пользуются. Но если говорить о том экономическом эффекте, на который мы рассчитывали, его нет: на 1 сентября всего 3 млн. рублей НДФЛ как был на минимальном уровне, так и остался. Как будто водителей у маршруток нет вообще и ездят они по городу сами. Соответственно, для себя я уже принял решение, что дальше мы будем действовать только в рамках своих функций. Для начала совместно с правоохранительными органами проведем ряд контрольных мероприятий в отношении перевозчиков, потом оценим результат проверок и будем думать дальше.
 Но и рынок пассажирских перевозок - он такой не единственный. Есть еще рынок ритуальных услуг. Мы пока только начинаем заниматься анализом, но уже видим, что это огромнейший рынок. А сфера ЖКХ - это еще более глобальная тема. И не только для самого Омска. Я вам могу привести примеры и из районов области. У нас есть порядка пяти районов, администрации которых действуют очень просто: каждое лето они создают общество с ограниченной ответственностью, передают ему в аренду районное ЖКХ, общество собирает деньги до следующего лета, не платит никаких налогов, а потом банкротится. Самые яркие примеры
 - Исилькульский, Омский, Большереченский районы. И когда мы приходим, то видим только огромные долги и полное отсутствие имущества, поскольку имущество как находилось, так и находится в муниципальной казне. А директор обанкротившегося предприятия, кстати, вскоре занимает должность директора точно такой же организации. И так они живут уже лет семь.
Представляете, какие денежные объемы ушли из-под налогообложения? И как тронешь кого-нибудь, сразу плач Ярославны: ой, у нас отопительный сезон, не хватает денег на уголь и мазут, мы сейчас все замерзнем, если нас налоговый орган проверит. Правда, сейчас мы договорились с областным правительством, что создаем совместную комиссию по банкротствам. Хотим, чтобы власть начинала входить в эту тему сразу, на начальном этапе, а не тогда, когда уже все в суде.
 - В прошлом году, когда увеличились размеры страховых взносов, индивидуальные предприниматели массово снимались с учета. Теперь страховые взносы опять снизили. Восстановится до прежнего уровня количество ИП?
 - Вы знаете, мы проводили анкетирование, когда эта кампания по снятию с учета была в самом разгаре. Опросили мы почти две тысячи предпринимателей. По факту ликвидировались те, кто и так не вел никакой деятельности. Причем из всех ликвидирующихся ИП только порядка 70% заявили, что причина снятия с учета - высокие страховые взносы. Остальные заявляли другие причины. Да и вообще, скажу честно, мы не видим такой уж прямой зависимости между количеством зарегистрированных предпринимателей и объемом поступления налогов от этой категории хозяйствующих субъектов.
 - Как заявлял недавно директор Ростсельмаша Константин Бабкин, ему невыгодно перевозить завод по производству тракторов из канадского Виннипега в Россию. И среди причин, которые он приводил, были и налоговые.
Он считает ненормальной ситуацию, когда российские предприятия, в отличие от канадских, ведут три учета - бухгалтерский, налоговый и по международному стандарту. Хотелось бы услышать ваше мнение на этот счет.
 - Мой комментарий будет очень короткий. В основах налоговой политики РФ на период 2014-2016 годов, принятых несколько месяцев назад, стоит однозначная задача максимального сближения налогового и бухгалтерского учета.
 - Это называется, когда плавать научитесь, тогда и воду в бассейн нальем. Нет, не любит наше государство предпринимателей.
 - Хорошо, тогда я вам назову еще немного цифр. 0,38% - это количество всех проверенных налоговой службой организаций всех форм собственности за 9 месяцев 2013 года. Сколько раз в год сдается бухгалтерская отчетность?
Сегодня один раз в год. А раньше сдавали ежеквартально. Уже легче. Но если мы не будем обладать информацией, мы не сможем проводить качественный пред-проверочный анализ. А качественный предпроверочный анализ - причина снижения количества проверок. Мы стали работать более точечно.
 - И напоследок традиционный вопрос о коррупционной составляющей. Не так давно задержали очередного работника налоговой службы, который организовал мошенническую схему.
 - Ни одному государственному органу не нравится, когда такие вещи происходят, и нам тоже неприятно, что наш работник заподозрен в мошенничестве. Мы как раз сейчас проводим служебную проверку в той инспекции, где это случилось. А вообще только в этом году мы уже провели 98 служебных проверок. Из них порядка 40 проверок - в отношении руководителей уровня начальников отделов и заместителей начальников инспекций. По результатам проверок вынесено 63 дисциплинарных взыскания.
Работой нашего отдела безопасности, созданного в прошлом году, я доволен.
И с правоохранительными органами у нас полное взаимопонимание. Честь мундира мы не защищали и не защищаем. Со следствием активно сотрудничаем.
О результатах расследования расскажем, как только можно будет. Приятного мало, как говорится, но нам скрывать нечего.

<< Вернуться Коммерческие вести