17 ноября 2019 г.
Карта
сайта
Контакты

Белгородский губернатор доказал, что Россия не Африка

Говорить о бедственном положении России можно во весь голос. Когда хочешь, на кухне. Когда разрешают, на площади. Но правительство эти голоса услышит едва ли. К нему нужен особый подход – общефедеральный, научно-экспертный, респектабельный, опирающийся на поддержку отдельных представителей региональной власти. И, главное, неустанный – вот тогда, может быть, что-то получится.
Неравнодушные аграрии не оставляют попыток заявить о проблемах сельского хозяйства так, чтобы их наконец заметили правящие элиты, широкие круги общества, федеральные СМИ. Причём аграрии не только просят спасти село. Они обещают спасти в ответ страну, избавив её от нефтяной зависимости и убыли коренного населения.
Островок разума
Выездное заседание аграрной секции Московского экономического форума (МЭФ) состоялось в Белгороде. Место выбрано неслучайно. Губернатор Белгородской области Евгений Савченко – свой человек для аграриев. Собственно, он и есть аграрий – выпускник Тимирязевки.
Белгородчина – один из образцовых сельскохозяйственных регионов России, если не самый образцовый. За последние десять лет производство аграрной продукции здесь выросло втрое. Регион располагает 1% российской пашни, при этом на его долю приходится 5% сельского хозяйства страны. Аграрная политика края полифонична: уважением пользуются все формы собственности, в том числе личные подсобные хозяйства, а не только гиганты-агрохолдинги.
«Мы принимаем самое деятельное участие в судьбе российского крестьянства. Сельское хозяйство для нас – больше, чем отрасль. Для нас это среда обитания. Половина населения нашей области – сельчане, - отметил Е. Савченко в ходе своего выступления. – Политика государства направлена на развитие мегаполисов. Пример: на транспортную инфраструктуру Москвы в год тратится 50 тыс. рублей на человека, а вне Москвы – от 2 до 5 тыс. рублей. Мы считаем, упор надо делать не на мегаполисы, а на сохранение сёл. В России нет избытка сельского населения – напротив, скоро придётся говорить о недостатке. На кону стоит воспроизводство нации – города не выполняют этой функции. Аграрная политика – вопрос не экономики, а нравственности, духовности. Я нахожу её роль мессианской».
По мнению губернатора, позиция правительства России нуждается в серьёзнейших корректировках. Страна импортирует половину продовольствия, 70% овощей и фруктов. Продажа продукции монополизирована и криминализирована (в качестве примера губернатор привёл злополучное Бирюлёво). Крупные торговые сети диктуют крестьянам свои условия, делая их доходы ничтожными. В странах Запада такое невозможно.
Мысль губернатора развил Игорь Барщук, генеральный директор агрохолдинга «Белая птица»: «За год членства России в ВТО цена на мясо птицы упала с 90 рублей до 60 рублей за килограмм, но на полках магазинов птица не подешевела. Все деньги съели торговые сети. Это монстры. Годовой бюджет «Ашана» составляет 1,6 трлн. рублей. Напомню: бюджет Российской Федерации – 12 трлн. рублей».
 
Пан или пропал
«Нас объединяет идея, что у сельского хозяйства в России огромное будущее, - заявил председатель МЭФ Константин Бабкин, президент ЗАО «Новое Содружество» и ассоциации «Росагромаш». - Конечно, многое зависит от наших личных усилий, но результат нашей деятельности определяют те условия, в которых мы работаем. К сожалению, не всегда в нашей стране есть условия для реализации потенциала нашего народа. Поэтому мы выступили с инициативой снизу по улучшению аграрной политики в России. Эту инициативу мы назвали «Дорожная карта развития сельского хозяйства России до 2020 года».
Губернатор Савченко охарактеризовал «Дорожную карту» как максималистскую. И добавил: «Так и надо». Согласно программе, доходы от импорта сельского хозяйства к 2020 году способны превысить доходы от сырья. России принадлежит 10% мировой пашни и 55% мировых запасов чернозёма. В стране пока ещё достаточно сельчан (38 млн. человек). В аграрной сфере задействовано 6,3 млн. работников (втрое больше, чем в США). Специалистов с высшим аграрным образованием – 1,6 млн. (вдвое больше). И весь этот потенциал гробится государством.
Поддержка сельского хозяйства в России в 33 раза ниже, чем в Китае, в 24,5 раза ниже, чем в ЕС, и в 5,4 раза ниже, чем в Штатах. Средства в российском бюджете есть, но расходуются они на олимпийские стройки, на нефтепроводы, на полицию. А также на коррупцию и, как следствие, на борьбу с ней. Впрочем, по мнению К. Бабкина, упор в аграрной политике надо делать не на финансирование (оно в нашей стране крайне непрозрачное), а на защитные барьеры для внутреннего рынка. Необходимо пересмотреть те кабальные условия, на которых Россия вошла в ВТО. «Не стоит бояться, что Запад в ответ поставит заслоны для нашего продовольствия, поскольку эти заслоны и так стоят. Мы импортируем продовольствие на 200 млн. долларов – это ничтожно мало, нам нечего терять. Из-за слабой позиции в переговорах Россия всё сдала и на внешнем рынке, и на внутреннем», - пояснил «АН» К. Бабкин. Первоочередная задача – спасти внутренний рынок, отечественного производителя. Сверхзадача – добиваться выгодных условий на внешнем рынке.
Главный разработчик «Дорожной карты» Иван Ушачёв, академик РАН, вице-президент Россельхозакадемии и директор Всероссийского научно-исследовательского института экономики сельского хозяйства, подчеркнул особую актуальность программы в свете пугающих официальных прогнозов. «Минэкономразвития рисует стагнационную модель сельского хозяйства не только на ближайшую перспективу, но и более отдаленную – до 2030 года. В этом прогнозе заложено два варианта: по нашему мнению, плохой и очень плохой. По лучшему их них – темпы развития сельского хозяйства снизятся с 2,9% в 2014 до 1,7% в 2020, а по второму варианту – до 1,4%. Зерна, скота и птицы будет производиться меньше, чем предусмотрено госпрограммой. На наш взгляд, сценарий Минэкономразвития – это не прогноз, а признание бессилия», - подытожил академик.
Диалог с властью
Вопреки приглашениям федеральное правительство было представлено на съезде лишь одной персоной, и не вполне влиятельной, – замом директора департамента экономики Минсельхоза Михаилом Лосевым. В лучших традициях чиновничьих речей он описал усилия правительства и добавил, что «не всё удаётся».
К. Бабкин задал чиновнику прямой вопрос:
- Нас волнуют процентные ставки, прочая финансовая политика. Мы предлагаем освободить для крестьян топливо от акцизов, освободить сельхозпредприятия от уплаты НДС, увеличить дотации, дифференцировать условия предоставления дотаций, защищать внутренний рынок, поддерживать экспорт. В вашем выступлении ничто из этого не прозвучало. Не кажется ли вам, что Минсельхоз не слышит предложений крестьянства? Есть ли надежда, что эта политика изменится?
- Мы действуем в соответствии с возможностями бюджетов. Эти возможности мы используем максимально эффективно. Насчёт того, что мы якобы чего-то не слышим и не видим: мы всё слышим и видим. Мы вносим корректировки в государственную программу по развитию сельского хозяйства, принимая во внимание и «Дорожную карту». Нет антагонизма – совсем наоборот. Хорошие предложения по процентной ставке мы реализовать не можем, так как на это не распространяются полномочия Минсельхоза…
- Ответ понятен, спасибо, - дипломатично прервал чиновника К. Бабкин.
«АН» ответ тоже понятен: Минсельхоз снимает с себя ответственность за положение крестьян. Мол, идите к первым лицам страны и убеждайте их, потому что нам, Минсельхозу, убедить их не по силам, хоть и вовсю стараемся.
Региональные власти порадовали съезд больше. Одобрительные отзывы на «Дорожную карту», сопровождённые множеством детальных предложений, поступили из 45 субъектов. Девять из них делегировали на съезд своих представителей – депутатов либо чиновников минсельхозов (как говорили в кулуарах съезда, регионы в основном боятся федерального гнева). Присутствующие регионалы один за другим выражали благодарность Белгородской области за её положительный социально-экономический пример. И за такую эффектную площадку для громких заявлений. «Мы приехали подышать воздухом неравнодушия, зарядиться», - признался один из регионалов. Это наблюдение хочется выделить особо. Увиденное и услышанное на съезде даёт повод не только для пессимизма, но и для обоснованных надежд. Идёт трещинами стереотип о том, что любая власть в России никудышна. Если федеральная политика всё же изменится, ей будет на кого опереться.